Маккаби (Хайфа) Маккаби (Тель Авив) Хапоель (Тель Авив) Маккаби (Петах Тиква) Бейтар (Иерусалим) Ирони (Кирьят Шмона) Бней Иегуда (Тель Авив) Бней Сахнин Хапоель (Хайфа) Хапоель (Беер Шева) СК Ашдод Хапоель (Ашкелон) Хапоель (Кфар Саба) Хапоель (Раанана) 
Лузоны

Футбольная бригада

Изрaильский футбoл / 18.02.2009 / Комментарии (4)

Футбольная жизнь наша скудна что у того игемона. Мало того, что футболом быстрым, техничным, искрометным не радуют нас футболлеры на поле. Да еще и хозяева команд - все, как один, "мертвые фридманы", с которых и взять то нечего - ни тебе скупов, ни скандалов в прайм-тайм. Один Гайдамак вон был, да и тот весь вышел. Но, слава Биг Бразеру, есть у нас не только "фридманы". Может собственных Лузонов земля еврейская рожать. И не только рожать, но и выводить их на самый верх шоу-бизнеса. И, будьте спокойны, они вам обеспечат полную корзину бублилей в собственном соку. Которые, правда, для сохранения здоровья, лучше не переедать.

Не кто бы там, а сам председатель футбольной федерации, "каппо ди тутти каппо" нашего футбола, так сказать, Ави Лузон является нескончаемым источником "живого бублилизма". Да не один, а со всей своей Семьей (именно так, с большой буквы). Дня не может прожить, чтобы он или кто-то из его многочисленной родни не создал бы информационный повод. Чай не "фридман" мертвый.

Есть у них с братом, Амосом, семейный бизнес. Называется ох "ФК Маккаби (Петах-Тиква)". Бизнес как бизнес - не хуже некоторых. Тренер в этой лавке долгое время был родной племянник вышеуказанных братьев. Клиентов было немного - дюжина-другая, зато все постоянные. Можно сказать, узкий круг. Ну, и как любая лавка, была дорога она хозяину. Пусть "не лавка, а так, скамейка" - зато своя.

И надо же было такому случиться, что пошел Ави в гору. И дошел до поста председателя всей артели... федерации футбола, то есть. Должность почетная. А по нечетным - еще и поездки за границу на конгрессы к немцам всяким. Казалось бы - вырвался, наконец, парень из вони конюшни (так, к слову, стадион семейный у них назывался). Вот она - свобода. Планов громадье, есть где развернуться. Тем более, что ты теперь в ответе не за жалкую семейную лавку. Ты теперь отец родной всему огромному хозяйству в размерах державы.

Но у бублилей собственная гордость. Если раньше вся их "живая" натура замыкалась в пределах одной отдельно взятой конюшни, то теперь ее лицезреет вся страна. Вся семья там такая.

Самый тихий в этой семейке брат Амос. Оставшийся на периферии информационного пространства, он время от времени (обычно по весне) будоражит общественность заявлениями об уходе из конюшни. Как весна - Амос торжественно заявляет, что закрывает лавку, уходит и готов отдать ключи первому встречному. Встречные не торопятся, ждут. Тут как раз весна к концу подходит, Амос возвращается в лавку. Последнее время, кстати, такое с ним стало случаться и осенью. Как бы то ни было, остальную часть года он почти не выделяется среди общей массы. И только весной, когда буйство запахов и красок, тянет его на волю, в пампасы. Запирает Амос лавку, кладет ключи на видное место (подходи любой, забирай) и уходит. Окрестные жители уже знают эту его причуду и не волнуются. Ключей не берут, да он и не всерьез их отдает, а понарошку. С кем не бывает. Ведет себя тихо, ну и ладно.

Племяш его, Гай, тот пошустрее будет. С детства шебутной такой был. "Буду, говорит, как сэр Фергюссон". Дядья по голове его гладят и смеются - "Конечно, будешь". Поставили его следить за конюшней. Ровесники его, бублили, в люди выбились, а он все твердит "буду как сэр". Даже куртку кожаную купил и ходит в ней, не снимая.

Аккурат когда дядя его, Ави, стал над всей федерацией хозяином, решили, что пора выводить мальца в люди. Команду ему подыскали. Именитую, с медалями, да поистаскавшуюся со временем. Вот, рули. Не вышло у мальца - ну, казалось бы, невелика беда. Но дяди взвились соколами "загнобили мальчика! Работать не дают! Пресса, - говорят, - "виновата". Ну, ясное дело - там же фридман на фридмане.

Перевели племяша в соседнюю команду. Город тот же, да среда породнее. Тихий квартал, подальше от фридманов. Племяш в родной среде и расслабился. "Фридманов тут нет?", спросил и скинул кожанку. "Их, говорит, фридманов, резать надо. Зубами рвать. Ломтями стругать. Ибо сказано в Биг Бразере - мертвые они".

Всполошились было фридманы, что мимо проходили, да тех быстро угомонили. "Маленький он, не ведает что говорит. Да и кто, мол, у нас без греха? Покажите". То, что "маленькому" этому жениться уже пора как-то прошло мимо сознания. Ну да ладно, в конце концом, не звери мы. Наследственность, гены, застарелый бублилизм - не виноват он.

Но вернемся к главному дяде, который у нас футболом сегодня заведует. В люди то он выбился, а замашки остались прежние. То на конюшню родную придет фридманов погонять, покричать на них, что гнобят бизнес семейный. Ну там засветить кому промеж глаз или административным ресурсом припугнуть. Он же теперь при власти - может, если что, и спецназ прислать навести конституционный порядок вокруг отдельно взятой команды.

Когда в прошлом году конюшня его чуть не погорела, ресурс этот очень кстати оказался - если "Маккаби" стоит у края лиги, назовем лигой все, что вокруг. Глядишь - и падать уже некуда, везде - Лига. Такое вот четвертое измерение, понимаешь.

А давеча в кубковом матче вообще, можно сказать, оскорбили власть в лице отдельно взятой команды. Не назначили пенальти законный родному клубу. Ну как тут ресурс не применить? Да еще против фридмана мертвого. Отстранили судью на два тура - не помогли даже какие-то доводы про судейские ошибки как часть игры, и что, мол, Адриано аккурат в тот же день рукой Милану, а судье за это ничего.

Потому как у бублилей собственная гордость и свой собственный маленький гешефт. Пусть он хоть тридцать раз председатель федерации - а родная конюшня всегда будет роднее. Ради нее он хоть до генсека ООН в своей карьере доберется - только для того, чтобы внести ее в список охраняемых объектов ЮНЕСКО. Ибо бублиль.

Дошло до того, что стали семейку эту сторониться. Арбитры вот хором отказываются уже приближаться к конюшне. Воняет уж очень сильно, а здоровьем рисковать никто не желает. Уж лучше, говорят, в первой лиге да живым, чем на конюшне мертвым фридманом.

Такой вот у нас теперь футбол, господа. По Бублилю. Арбитры боятся судить. Журналисты - писать. Может, когда игроки станут бояться играть, кто-то задумается, наконец, нужны ли нам слишком живые бублили в футболе?

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЧЕМПИОНАТА ИЗРАИЛЯ
ТАБЛИЦЫ ЧЕМПИОНАТА
ПОСЛЕДНИЕ ОБЗОРЫ