Маккаби (Хайфа) Маккаби (Тель Авив) Хапоель (Тель Авив) Маккаби (Петах Тиква) Бейтар (Иерусалим) Ирони (Кирьят Шмона) Бней Иегуда (Тель Авив) Бней Сахнин Хапоель (Хайфа) Хапоель (Беер Шева) СК Ашдод Хапоель (Ашкелон) Хапоель (Кфар Саба) Хапоель (Раанана) 
Яков Бузагло

Папа

Израильский футбол / 01.05.2009 / Комментарии (0)

Еще два года назад Маор Бузагло считался восходящей звездой отечественного футбола. Несмотря на все попытки родного отца угробить карьеру собственного сына, казалось, что талант сумеет пробить себе дорогу даже вопреки родственным препонам. Сегодня уже очевидно, что отцовские крепкие объятия оказались сильнее. Яков Бузагло – любимец СМИ, колоритный дядька и любящий папа сумел таки не дать росткам таланта пробить себе дорогу в большой футбол. Вечная проблема отцов и детей предстала перед нами в совершенно ином свете.

Яков Бузагло, безусловно, человек талантливый. Сам в прошлом футболист, он больше известен широкой публике не столько своими подвигами на зеленом газоне, сколько умением попадать на первые полосы спортивной прессы в последние годы, когда собственная футбольная карьера осталась далеко позади.

Возможно, все для Маора сложилось бы иначе, не подсядь (так гласят слухи, а слухи в нашей маленькой стране зачастую имеют под собой самую прочную основу) его отец на азартные игры, и не задолжай он теневому бизнесу большие суммы денег. Не имея особых талантов и способностей, единственным приемлимым способом для Бузагло-папы расчитаться с долгами стала идея-фикс превращения своих детей в мегазвезд мирового уровня с соответствующими доходами.

Первые несколько попыток окончились крахом, и лишь с младшим – Маором – дело вроде пошло на лад. Мальчик обладал необходимыми задатками, которые при правильном руководстве могли бы превратить его если не во второго Бенаюна, то по крайней мере в Эяля Берковича. И колесо закрутилось.

В 2006 году, когда Маору только-только исполнилось 18, Бузагло-папа решил, что в «Маккаби» (Хайфа), чьим воспитанником он был, недостаточно ценят новую звезду, и увел мальчика из клуба (где его, возможно, и ждало большое будущее) в «Хапоель» (Петах Тиква), надеясь, что в команде, которая тогда была на гране вылета из высшей лиги, по достоинству оценят способности сына.

Петах Тикве Маор не помог, и на следующий год оказался в «Бней Сахнине». Параллельно с этим Бузагло-папа умудрился разругаться вдрызг с руководством «Маккаби» (Хайфа), который, к слову, был намерен вернуть себе юношу после обкатки пару лет в клубах высшей лиги, где тот смог бы быстрее закрепиться в стартовом составе - «Маккаби» в тот период был на пике своей формы, и конкуренция за место среди 11 лучших была огромной.

Маор провел неплохой сезон в Сахнине. Именно неплохой, показав опять, что у него есть все задатки стать отличным атакующим полузащитником. Но папа, видимо, в погоне за быстрой материальной отдачей, не просто сжигал – взрывал все мосты за своим сыном. Желание выкупить у Якова Шахара трансферную карточку Маора (точнее, ее половину. Вторая половина принадлежит самому Якову), не вкладывая в это ни копейки, вкупе с бездарным пиаром сына во всех СМИ, подвело старика. После того, как Бузагло заявил, что сын его стоит как минимум четыре миллиона евро, Яков Шахар «сдался» и назвал цену своей половину карточки Маора - 2 миллиона европейской валюты.

Плюнув один раз в колодец, из которого Маор мог бы напиться в будущем большой славы, Яков Бузагло пошел вразнос, и во всех радио- и интернет-СМИ, а также в судах (в которых он не имел ни малейшего шанса выиграть ни одно дело, ни по одному иску) наплевал в колодец будущего своего сына уже целое море слюней. И, как ни странно, достиг определенного результата – новоявленный хозяин тельавивского «Маккаби» Алекс Шнайдер повелся на пиар и согласился заплатить более двух миллионов евро за аренду Маора Бузагло. Понятное дело, что один миллион отправился на банковский счет Якова Шахара (который поблагодарил папу за столь мощный пиар своего чада), а второй – на покрытие долгов Бузагло-папы.

Парадокс ситуации заключается в том, что именно в этот момент тренер «Бней Сахнина» Элиша Леви, который дал Маору «сцену» и позволил его таланту чуть-чуть приоткрыться, был назначен тренером... «Маккаби» (Хайфа) и собирался забрать Маора с собой. Более того, идеологической установкой «Маккаби» на нынешний сезон было подготовить новую команду, в основном из воспитанников клуба. Для этой цели Элиша Леви, известный своей приверженностью к доверию молодым игрокам, подходил более чем. И Маор вполне мог бы вписаться в новую политику «зеленых».

Но Бузагло-папа, как уже отмечено, взорвал все мосты позади себя, и согласился бы на возвращение Маора в Хайфу только через свой труп.

Контракт на четыре сезона в одном из ведущих (хотя и находящемся в затянувшемся кризисе) клубе страны можно было бы считать определенным успехом (несмотря на все попытки этого успеха не достичь). Но Бузагло-папа не был бы Бузагло-папа, если бы и тут не успокоился на достигнутом.

Пропиаренный папой и его фактическим пиар-агентом – Офирой Асаяг, первой леди интернет-портала “ONE”, Маор Бузагло был преподнесен широкой публике, как новый «ави нимни» тельавивского «Маккаби», способный чуть ли не в одиночку вытащить именитый клуб из болота на законный пьедестал.

Яков Бузагло, ставший к этому времени любимым гостем спортивных передач, ибо каждое его появление провоцировало скандал, а значит и рейтинг – раскидывал направо и налево рекламные слоганы нового продукта, именуемого «Маор». Подчас дело доходило до того, что Бузагло – как есть бывший футболист – в открытом эфире заявлял, что самолично дает установки сыну не только общего порядка, но и на каждую конкретную игру. Экраны телевизоров обошли кадры, на которых Маор посреди игры подбегает к трибуне, в первом ряду которой сидит папа, и тот что-то внушает сыну.

Ситуация начала выходить из-под контроля, тем более, что Маор, как и вся команда, так и не смог показать признаки восставания из пепла. Сам же Бузагло-младший, кажется, даже деградировал по сравнению со своим сезоном в «Бней Сахнине». Руководство «Маккаби» уже в открытую стало высказываться по поводу того, что папа папой, но в команде есть тренер, и не папе решать что Маору делать на поле. Как опытный игрок, Бузагло-папа почувствовал перебор и в очередном интервью дал понять, что ни в коей мере не намерен заменять своему сыну тренера.

Однако падающий рейтинг Маора-футболиста и превращающиеся в фантом надежды на скорый успех требовали кардинальных действий. И Бузагло-папа медлить не стал.

Вспомнив недавнее прошлое террориста-подрывника, Яков Бузагло стал закладывать мины под мост между Маором и его нынешним клубом. «Маор не получает в команде поддержки, достойной звезды». «Место Маора – не в тельавивском Маккаби». «У Маора уже сейчас есть несколько предложений из Европы». «Маор перерос израильский чемпионат». «Маор – номер один в Израиле». Как палестинские «Кассамы», падали фразы папы на благодатную почву израильских СМИ.

Новый виток пиар-кампании достиг своего пика на прошлой неделе, когда Яков Бузагло, «замеченный» Офирой Асаяг в международном аэропорту Бен-Гурион, вылетал в Лондон, чтобы «довести до конца переговоры о переходе Маора в Астон Виллу».

Надо сказать, что данная новость, бомбой взорвавшаяся на портале “ONE”, поразила всех не столько своей сенсационностью, сколько парадоксальностью. Даже зная недюжинные способности Якова Бузагло, трудно себе представить себе, как простой, в принципе, гражданин страны в состоянии преодолеть три непреодолимых препятствия для переезда Бузагло-младшего в Лондон. Препятствия эти суть: как досрочно освободить Маора от службы в армии, в которой он на сегодня числится? Как обойти английское законодательство, требующее игры в составе сборной в 75% матчей за последние два года, если у Маора процентов этих ровно 42? И, наконец, как уговорить тельавивский «Маккаби» отказаться от трехлетнего контракта с самым дорогостоящим своим игроком при том, что в контракте этом не предусмотрен его разрыв в связи с выездом в евроклуб?

Ответы на эти вопросы есть только у Якова Бузагло и Офиры Асаяг.

Умудриться за два года разорвать все отношения с двумя ведущими клубами страны без каких либо надежд на выезд за границу – это достижение покруче написания «Фауста» Гете.

Печальное во всей этой истории, тянущейся годами, то, что взрослый в принципе мужик – Маору в этом году уже исполнился 21 год, вполне может покупать себе спиртное даже в Штатах – ни разу до сих пор ни выступил ни с одним заявлением от своего имени. Нет, были смешные для вышедшего из пеленок мальчика вялые оправдания, что Яков Бузагло вправе иметь свое мнение, и что он, как сын, не в силах запретить ему говорить.

Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. В нашей, из без того бедной на футбольные таланты (европейского уровня) стране такое жестокое удушение перспективного игрока, да еще руками собственного отца, вполне может претендовать на звание трагедии. Через несколько лет, если не произойдет кардинальной перемены в отношении Маора Бузагло к собственной карьере и к собственной гордости – мы увидим его в качестве очередного «когда-то-подавашего-надежды» футболиста в каком-нибудь заштатном клубе нижней части таблицы родного чемпионата. И будем искать виноватых. И в очередной раз обвинять «эту левантийскую ментальность».

Хотя сейчас еще не поздно спасти парня. Если, конечно, он сам желает быть спасенным.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЧЕМПИОНАТА ИЗРАИЛЯ
ТАБЛИЦЫ ЧЕМПИОНАТА
ПОСЛЕДНИЕ ОБЗОРЫ